Главная » Статьи » Архив публикаций за 2006-2014 годы » История

С.П.Куличкин. Маршал Василевский (начало)
Маршал Тимошенко вспоминал, как Сталин в шутку однажды сказал ему: «Если бы соединить вместе Жукова и Василевского, а затем разделить пополам, мы получили бы двух лучших полководцев. Но в жизни так не бывает». Уже одной этой фразой можно оправдать наш выбор в пользу Василевского, как одного из трех лучших полководцев Великой Отечественной войны.

 

Маршал Советского Союза, дважды Герой Советского Союза, дважды кавалер высшего полководческого ордена «Победа» Александр Михайлович Василевский был всего на год старше ближайших друзей и соратников Жукова и Рокоссовского, и это не главное совпадение в их биографиях лишь подчеркивает общность жизненного пути, вклада в победу безусловно самых великих полководцев последней великой войны. На мой взгляд, прежде всего Божий дар, врожденный военный талант объединяет наших героев, ведь никто из них с юных лет не мечтал о военной карьере, не воспитывался в соответствующей традиции и только волею судьбы связал свою жизнь с армией. Что это, как не Божий промысел? Да еще наверно общие жизненные ценности и принципы. Во всем остальном они были совершенно разными людьми. И Василевский тут стоит обиняком.

Начнем хотя бы с того, что родом он был из духовного сословия, которое уже по определению несло в себе особые черты особого жизненного уклада. Ни Жуков, ни Рокоссовский не могли иметь такой степени воздействия именно религиозного воспитания, какую имел Василевский, и которая существенно повлияла на его характер, вообще отношение к жизни.

В отличие от унтеров Жукова и Рокоссовского, Василевский закончил мировую войну офицером, штабс-капитаном, командиром батальона. Вроде бы ничего особенного. В Красной Армии служили тысячи бывших офицеров и даже генералов царской армии, многие из них добьются высших должностей и чинов. Маршалами станут Тухачевский, Егоров, тот же глубоко уважаемый Василевским Шапошников. Еще больше их будет в ряду военачальников другого ранга. Но все они либо не дожили по известным причинам до сражений Великой Отечественной войны, либо не проявили себя полководцами высочайшего уровня. Из «бывших», на мой взгляд, только А.М. Василевский и Л.А. Говоров достигли вершин полководческого мастерства и доказали его на деле. Кстати, им не помешали и явные «изъяны» в биографии. Василевский был родом из гонимого Советской властью духовенства, а Говоров вообще служил у Колчака, и в партию вступил уже будучи командующим фронтом в 1942 году... Это к слову о том, что «Советская власть» не давала ходу людям без рабоче-крестьянских корней. Истинный талант всегда пробьет себе дорогу.

В отличие от Жукова и Рокоссовского, до начала Великой Отечественной войны Василевский не командовал даже дивизией. Вершиной его практической работы в войсках оставалось командование стрелковым полком. Правда, командование полком - важнейший, необходимый этап в становлении всякого военачальника. Василевский к тому же не просто командовал, но сумел вывести поочередно все полки одной дивизии в число передовых. Но все-таки в 1941 году ему было далеко до прославленных военачальников, орденоносцев, героев, Жукова и Рокоссовского. Василевский и первый орден - «Красной Звезды» - получил только в январе 1940 года. Но уже через пять лет по праву встанет в первый ряд великих полководцев земли русской. Настоящий талант!

В отличие от Жукова и Рокоссовского он получил полноценное высшее военное образование, закончив с первым выпуском Академию Генерального штаба РККА, которое, несомненно, помогло развиться его уникальному дару генштабиста высочайшего уровня. Ни Жуков, ни Рокоссовский никогда не достигли такого уровня, хотя первый и руководил некоторое время Генеральным штабом. В военной профессии очень редко талантливый фронтовой командующий становился блестящим генштабистом. И, наоборот, блестящие генштабисты нередко становились умелыми фронтовыми командующими, уверенно руководившими войсками в бою и сражении. Примером тому может служить хотя бы отличный генштабист генерал Николай Федорович Ватутин. Василевский же вообще взошел на вершину полководческого мастерства, не прекращая одновременно руководить Генеральным штабом.

Господь как бы берег его для главного дела жизни, для главных судьбоносных решений и поступков. Вообще, Василевский всегда оставался в тени не только Жукова и Рокоссовского, но и таких талантливых полководцев, как, например, И.С. Конев, Р.Я. Малиновский, Л.А. Говоров. О нем сказано и написано не сравнимо меньше, но масштаб его личности, деяний нисколько не уступает им, а многих и превосходит. Прежде всего, я связываю это с чрезвычайной скромностью, отсутствием какой-либо гордыни, тщеславия в характере нашего героя. Конечно, это врожденная черта. Ее он впитал с молоком матери, развил воспитанием в семье русского православного священника. Александр Михайлович никогда не рвался к власти, чинам, наградам, должностям. Более того, долгое время бежал от них, пока не чувствовал в себе надлежащей силы и уверенности. Так было при назначении его командиром батальона, полка, в Наркомат обороны, на учебу в академию, в Генеральный штаб, на высшие должности в Вооруженных Силах... Это не рисовка или попытка спрятать голову под крыло, уйти от ответственности, а вполне органичная, объективная оценка своих способностей и возможностей на тот или иной момент. Для многих черта характера недостижимая, а для Василевского естественная, как дыхание.        

 

Братья и сестры Василевские (слева направо): Екатерина, Вера, Александр, Елена, Дмитрий,

Виктор, Евгений. 1910-й год

 

Как не скрывал наш герой свои таланты до поры до времени, но они начали проявляться довольно рано, уже в необычных поворотах жизненной стези. Родился он 18(30) сентября 1895 года в селе Новая Голышка Кинешемского района Ивановской области в семье псаломщика, а позднее священника Михаила Александровича. Мать, Надежда Ивановна воспитывала восьмерых детей, из которых первенец умер. Брат нашего героя Дмитрий стал врачом, потом офицером Советской Армии, брат Виктор штурманом боевой авиации, брат Евгений председателем колхоза и агрономом. Сестры Екатерина, Елена и Вера учителями, Маргарита - научным работником. Ни один из братьев не пожелал встать в ряды русского духовенства отнюдь не из-за притеснений Советской власти, ибо принимали такое решение еще до революции. Тот же Александр окончил Кинешемское духовное училище, учился в Костромской духовной семинарии, но мечтал стать учителем или агрономом. Евгений после окончания духовных учебных заведений стал студентом ветеринарного института. Да и остальным братьям и сестрам Советская власть не помешала стать образованными, уважаемыми членами общества. Мы лишь отметим абсолютно антимилитаристский настрой души и сердца молодого Александра Василевского. Лишь Первая мировая война заставила вспыхнуть первые искры его военного таланта.

Александр, не задумываясь, уходит добровольцем в армию. Окончив ускоренный курс Алексеевского военного училища, прапорщик Василевский добровольцем попадет на передовую с 409-м Новохоперским полком. Примечательно то, с каким упорством и старанием он осваивает доселе не любимое военное дело. Вот она, первая искра.

 

«Я жадно впитывал все увиденное и услышанное, старался постичь военную премудрость, меня охватывало сомнение: получится ли из меня офицер? Приходилось ломать себя, вырабатывая командирские навыки. Кое-что дали мне наставления моих преподавателей. Много получил я в результате чтения трудов видных русских военачальников и организаторов военного дела, знакомства с их биографиями. Я серьезно изучал сочинения А.В Суворова, М.И. Кутузова, Д.А. Милютина, М.Д. Скобелева... Немалое значение имело Брусиловское наступление и для меня лично, так как по-своему способствовало формированию моих взглядов на ведение боя. Закалка, которую я приобрел во время наступления, помогла мне в дальнейшем, а опыт организации боевых действий в масштабах подразделений разного рода пригодился в годы гражданской войны».

 

Василевский в кратчайший срок превращается в опытного, обстрелянного боевого офицера. Уже в 22 года он штабс-капитан, командует батальоном, а в лихой 1917 год избирается революционными солдатами единогласно командиром полка. Не многие офицеры, да еще столь молодые достигли этого.

В Красную Армию Василевского призовут только в апреле 1919 года. Это и станет поворотным моментом в судьбе будущего великого полководца, о котором он позже скажет: «Отныне мой дальнейший жизненный путь был для меня прям и ясен». Но пройдет более двадцати лет рутинной службы прежде чем в полную меру засверкает военное дарование, истинный военный талант нашего героя. В отличие от Жукова и Рокоссовского он начал службу в Красной Армии со скромной должности помощника командира взвода в запасном полку. Потом примет роту, батальон. Помощником командира 429-го стрелкового полка 11-й Петроградской дивизии воевал с поляками. Более двенадцати лет прослужит в 48-й стрелковой дивизии, поочередно командуя всеми ее полками. Далее штабная работа, академия Генштаба, Генеральный штаб. Все очень буднично, далеко от яркой жизни Жукова и Рокоссовского.

 

 

Но искры таланта проскакивают и в этой будничной жизни. Помимо уникальной самооценки, поражает удивительное умение противостоять ударам судьбы. Как тут не вспомнить конфликт на польском фронте с комбригом Калниным - пламенным революционером и посредственным военачальником, который обвинил помощника командира полка Василевского в «саботаже и трусости». Василевский был понижен до командира взвода, дело передано в трибунал с его высшей мерой революционной справедливости. Только упорные бои спасли от неминуемой расправы. Василевского не только оправдали, но представили к ордену Красного Знамени. А сколько пришлось пережить после неудавшейся попытки вступить в партию осенью 1931 года. Он уже не мыслил свою жизнь вне армии, а членство в партии стало необходимым тому условием. В эти же годы, по той же причине вступил в партию его кумир Шапошников. И это в пятьдесят лет.

 

 

Мы как-то забываем, что репрессии в армии начались еще в середине 20-х годов. Сразу после смерти М.В. Фрунзе по инициативе Зиновьева Красную Армию в первый раз очистили от бывших офицеров. В конце 20-х годов уже по инициативе Тухачевского и Якира всего-то за несовпадение взглядов на военную политику под суд попало более 3 тысяч бывших офицеров и генералов. В их числе такие выдающиеся военачальники и теоретики, как А.А. Свечин, В.Н. Клембовский. Первый, отсидев пять лет, выйдет на свободу, чтобы быть расстрелянным в 1937 году, второй так и умрет в тюрьме. Впрочем, их гонителей постигнет та же кара. К началу 1930 года в Красной Армии осталось чуть более 6% офицеров из «бывших», которые, спасая не только карьеру, но и жизнь, устремились в партию. Все сейчас знают, что тогда Василевскому пришлось прервать контакты с отцом-священником, но мало кто осведомлен, что сделал он это по просьбе самого отца. Так что, Василевский вовсе не отказывался от отца. Его не преследовали в лихие годы репрессий, но уж сын-то священника каждую минуту ждал ареста.

Кстати, несмотря на свое собственное шаткое положение, он никогда не боялся просить за других. Приведу отрывок из беседы Василевского с профессором Г.А. Куманевым, интересовавшимся, случалось ли Александру Михайловичу реально помочь кому-либо из пострадавших в результате репрессий. А.М. Василевский ответил: «Да, неоднократно случалось» и привел пример, как попросил Сталина:

«Я получил письмо от товарища (Шкловского. - С.К.), который с тридцать восьмого года сидит в тюрьме. За него, дай Бог, могу всем положиться, что это наш настоящий патриот, сильный военный человек... Ну, правда, сейчас немного пооторвался. Но если его пошлем на корпус, он всегда себя оправдает». Сталин сказал: «Ну, если ручаетесь, позвоните сейчас же Абакумову. Немедленно представьте мое распоряжение об освобождении». Я позвонил Поскребышеву, тот сообщил Абакумову об указании Сталина. После этого я уехал на фронт, а через несколько дней мне из Генерального штаба освобожденный генерал позвонил. Как он работал, если бы вы знали, в 1944 и 1945 годы! Изумительно! Таких примеров я бы мог вам привести немало. Когда Сталин бывал в хорошем настроении, скажешь ему что-нибудь подобное, он сразу: «А-а, ручаетесь? Позвоните, чтобы освободили...».

 

Вот вам и тихоня. Немногие смельчаки осмеливались просить о таком Сталина! Сколько горьких минут пришлось Василевскому пережить, когда маршал Тимошенко категорически протестовал против назначения его начальником Генерального штаба, несмотря на представление самого Сталина. Обижало, прежде всего, недоверие.

А разве не обидно было в полном расцвете сил, еще раньше Жукова и Рокоссовского получить отставку от «великого кукурузника» Никиты Хрущева за былую близость к Сталину и категорический отказ «пнуть мертвого льва». Кстати, к памяти вообще Василевский принципиально относился с уважением. Когда в 1945 году в освобожденном Харбине ему предложили уничтожить памятник японским солдатам и офицерам Квантунской армии, он ответил: «Не надо этого делать. Мы освободили Маньчжурию, а сносить или не сносить чужие памятники - это не наше дело». На первый взгляд, не такие уж крутые удары и повороты судьбы претерпел Василевский, но чувствовать себя значительную часть жизни этаким лишенцем совсем не просто. Особенно для такой личности, как Василевский.

Итак, довоенная, обыденная служба. Но не случайно же именно он вывел поочередно все полки 48-й дивизии в передовые. Не случайно именно он был замечен и отмечен лучшим, пожалуй, полководцем из числа репрессированных командармом 1-го ранга И.П. Уборевичем. Не случайно выделил его из сотен командиров полков талантливейший военный теоретик В.К. Триандафиллов. Заметил, оценил способности Василевского как штабного работника высокого уровня и направил его на службу в центральный аппарат Наркомата обороны. Имя другого выдающегося военного теоретика Б.М. Шапошникова невозможно отделить от Василевского. Александр Михайлович по праву считал Шапошникова своим учителем, наставником не только по делам, но и по жизни. Шапошников в лихой 1938 год заметил и оценил высокий уровень стратегического, оперативно-тактического мышления новобранца Генштаба и взял его под свою опеку. Именно Шапошников довел до совершенства талант Василевского, представил Сталину, протежировал. «В Генеральном штабе, рядом с Б.М. Шапошниковым и под его руководством, росли мои оперативный кругозор, опыт, знания», - напишет через много лет благодарный ученик, до самой смерти в 1945 году советовавшийся с учителем по всем вопросам. Они были настолько близки по характеру, миропониманию, поведению, что Сталин, очень уважавший и ценивший Шапошникова, нашел в его протеже надежную замену.


далее>>>


Источник: http://www.za-nauku.ru//index.php?option=com_content&task=view&id=2948&Itemid=39
Категория: История | Добавил: Admin (28.05.2010) | Автор: Admin E W
Просмотров: 1062 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]